Пост-релиз вечера 22 марта 2017 года М.Булгаков «Рукописи не горят»

0
203

Мистический писатель

В центральном Доме литераторов  состоялся вечер, посвященный творчеству Михаила Булгакова

23.03.2017

 

На судьбу писателя пришлись тяжелейшие исторические испытания — революция, Гражданская война. Многие представители русской интеллигенции тогда оказались в эмиграции. Но Булгаков остался на родной земле. И главной в его творчестве стала извечная тема борьбы добра и зла.

 

Вечер, посвященный, был организован АНО «Литературная перспектива»  совместно с Бюро пропаганды художественной литературы СП России.

 

Произведения Михаила Булгакова представили народный артист России Валентин Клементьев, заслуженная артистка России, актриса МХАТ им. Горького Татьяна Шалковская, артистка Московской Государственной Академической Филармонии Лариса Савченко, лауреат московских конкурсов чтецов Мария Пьянкова, заслуженная артистка России Полина Федотова, которая подготовила музыкальную партитуру, а видеосюжеты  смонтировала и показала Ирины Панковой.

 

Зрителям были продемонстрированы лучшие книжные издания, работы ведущих художников-иллюстраторов, кадры лучших экранизаций и видеосюжеты известного исследователя творчества писателя И.П. Золотусского. .

 

Значительную часть вечера составили инсценированные страницы романа «Мастер и Маргарита».

 

В мероприятии приняли участие лауреат международных конкурсов, солистка театра «Новая Опера» им. Е.В. Колобова Елизавета Соина, приглашенный солист Большого театра России,  солист оперного театра Московской консерватории Николай Ефремов, лауреаты международных и всероссийских конкурсов скрипачи София Федотова и Давид Ардуханян.

 

Ведущая вечера директор Бюро пропаганды художественной литературы Алла Панкова, со свойственным ей глубоким прочтением классики, блистательно представила творчество Михаила Булгакова, которое до сих пор воспринимается очень неоднозначно.

 

Его творческий и жизненный путь пришелся на переломный период истории Отечества, которому он стремился служить честно, с полной отдачей сил.

 

Врач, оказавшийся на фронтах Первой мировой войны, попавший в самую гущу событий гражданской, работавший в медицинских частях белых и красных, он в своих анкетах писал : «В 1919 году, проживая в г. Киеве, последовательно призывался на службу в качестве врача всеми властями, занимавшими город».   Булгаков отзывался об отречении Николая II как об историческом несчастье. Но в его настроениях той поры громче всего звучит один мотив — усталость от братоубийственной войны.

 

Казалось, сама судьба ставила перед ним вопросы о нравственной цели бытия, привела его к литературе, писательскому труду. Разочарование в человеческом мире он надеялся победить любовью, добром, справедливостью. Семейный уют с кремовыми шторами, зеленой лампой над столом, цветами, музыкой и обязательными в этой обстановке книгами навсегда ушли в прошлое. К мирной жизни, домашнему уюту и покою он неизменно возвращался в своих произведениях, начиная с «Белой гвардии» и кончая «Мастером и Маргаритой».

 

Булгаков оказался свидетелем тех исторических событий, которые полностью изменили миропорядок, уничтожили целое сословие – дворянство.

 

Нет больше круглого стола под кремовым абажуром, людей, которых объединяло это общее застолье, задушевных бесед, семейных радостей и огорчений, близких и родных лиц. Да и самого дома больше нет. Распался круг жизни. Писатель остро и болезненно переживал эти безутешные потери: исчезли, растворились в жизненных испытаниях дорогие сердцу люди — родные, друзья. «Где Турбины? Где устои, обычаи, законы их жизни?», — задаётся вопросом один из ведущих современных литературоведов Игорь Петрович Золотусский и отвечает: «Их нет, их мир больше не существует». Сколько загубленных человеческих судеб, сколько трагедий, драм, смертей! Общество разделилось   на не просто   людей разных убеждений, а на два враждующих между собою лагеря, вступивших в жестокое, взаимоуничтожающее противостояние. В одно мгновение люди, жившие в одной стране, называвшие себя соотечественниками, превратились в непримиримых врагов, готовых сражаться ни на жизнь, а на смерть. Булгаков остро переживал трагическую несовместимость людей, близких ему по духу по отношению к жизни с той реальностью, которая все отчетливее и отчетливее проступала в дыму и неразберихе революционных событий.

 

Через его сердце проходил спор — Отечество и государство. Его мучила боль за людей, вынужденных покидать родной кров, родину из-за невозможности примирения с установившейся властью, новыми законами жизни. «Все перепуталось и некому сказать /что постепенно холодея / все перепуталось/ и странно повторять: «Россия, Лета, Лорелея»,- простонал Мандельштам. Булгаков мучительно пытается разобраться в происходящем. Меняется государственная власть, а Отечество – оно остаётся тем же для каждого человека и он имеет право любить, и любит всем своим существом родную землю, утверждал писатель, отразивший в своих произведениях душевное состояние людей, которые не смогли принять политические изменения, разрушение общественного порядка, не смогли согласиться с чуждым для них мироустройством. «Отечество даётся человеку раз и навсегда», — убеждены герои его книг. Булгаков очень точно передает состояние героев, переживающих катастрофу разрушения русского мира. И эта трагедия становится главной темой творчества писателя, которая находит свое выражение в широкой по жанровому разнообразию палитре литературных произведений: рассказы, очерки, фельетоны, пьесы, романы. В пьесе «Бег» трагедия достигает масштабов апокалипсиса.

 

В литературоведении условно принято считать основными, определяющими для творческого наследия писателя, два произведения — «Белая гвардия» и, конечно же, «Мастер и Маргарита».

 

Писатель ставит своих героев перед вопросами вечности, считает, что события, переживаемые ими, достойны по масштабу такого литературного труда, как «Война и мир».

 

И в «Белой гвардии» есть попытка создать такой исторически достоверный документ — парад войск Петлюры у святой Софии, бегство гетмана из дворца… Но сильнее оказывается всё же романтический посыл книги. Она захватывает удивительными характерами, писатель достоверно передаёт боль переживания героев от бесконечных ударов судьбы, всю их бессмыслицу и жестокость и, в то же время, даёт почувствовать историческую обусловленность происходящих событий.» И нам сочувствие дается. Как нам дается благодать, » — писал Тютчев. Невозможно не сочувствовать страданием Елены Турбиной, ее молитве за жизнь брата ( «Белая гвардия»), Серафиме («Бег»), не испытывать острую боль, видя страдания Хлудова («Бег»), не ощущать нестерпимое чувство неловкости, стыда за унижение и потерянность наших соотечественников, оказавшихся в эмиграции. Вот она, очистительная сила слова произведений великой русской литературы, позволяющая в страшные времена лихолетия не утратить чувства человека в человеке.

 

…Дом и Город — два главных неодушевленных героя книги: дом Турбиных на Алексеевском спуске и город – Киев, вечный город, изуродованный происходящим кошмаром.

 

Можно по-разному относиться к философии Булгакова-писателя, к каким-то определённым его политическим шагам. Но нельзя забывать состояния художника, стоявшего перед роковым выбором — остаться на родине или покинуть её навсегда.

 

Булгаков — выходец из семьи священника. Отец был профессором Духовной академии. Его мать – Покровская – тоже происходила из рода, преданного святоотеческим традициям. Турбины — фамилия родственников писателя по материнской линии. Сейчас эта фамилия воспринимается уже как нарицательная, олицетворяющая определенную часть исчезнувшего сословия. Так что же стало с Турбиными? Ответ на этот вопрос Булгаков и пытается дать в своих произведениях.

 

Поэт серебряного века Максимилиан Волошин считал приход Булгакова в литературу равным появлению таких писателей, как Фёдор Михайлович Достоевский, как Лев Николаевич Толстой. А его роман «Белую гвардию» — «раскрытием души русской усобицы». К великому сожалению, эта тема актуальна и сегодня. Мы с вами стали свидетелями разрушения славянского мира. И многие ответы на возникающие у нас, живущих в ХХI веке, вопросы мы находим в книгах писателя, посвященных событиям вековой давности. Он пытался разобраться в сложнейших перипетиях его времени и в своих поисках ответов на самые острые вопросы от событий земной жизни уводит читателя на небеса, он размышляет о вечности, о Боге.   В романе «Белая гвардия» (сон Алексея Турбина) вахмистр Жилин, погибший в бою,, говорит Алексею Турбину: «Ну вот я и докладываю, как же так, говорю, Господи, попы-то твои говорят, что большевики в ад попадут? А ты им, вишь, какие казармы взбодрил. Они в тебя не верят.

 

«Ну, не верят?» – спрашивает.

 

«Истинный Бог», – говорю, а сам, знаете ли, боюсь, помилуйте, Богу этакие слова! Только гляжу, а он улыбается. Чего ж это я, думаю, дурак, ему докладываю, когда он лучше меня знает. А он и говорит:

 

«Ну не верят, говорит, что ж поделаешь. Пущай. Потому мне от вашей веры ни прибыли, ни убытку. Один верит, другой не верит, а поступки у вас у всех одинаковые. И все вы одинаковые – в поле брани убиенные.»

 

Может быть, трагедия Булгакова в том, что небесное и земное у него никак не могут пересечься-встретиться? И он слишком хорошо видит пороки земной жизни? Сатира Булгакова – это отдельная тема. Многие его труды писались в стол, он так и не увидел их изданными. А что попадало в печать — подвергалось резкой критике, а то и разносам. Анна Ахматова в стихотворении памяти Булгакова писала:

 

Вот это я тебе, взамен могильных роз,

Взамен кадильного куренья;

Ты так сурово жил и до конца донес

Великолепное презренье.

 

Это писатель, который нас заставляет задуматься о вечности.

 

Прошедший вечер не зря получил название: «Рукописи не горят» (строчка из романа «Мастер и Маргарита»). Булгаков верил в неуничтожимую силу искусства.

 

Лишь четверть века спустя после смерти писателя одно за другим пришли к нам, читателям, его произведения. «Рукописи не горят» — эти слова служили автору как бы заклятием от разрушительной работы времени, от глухого забвения его предсмертного и самого дорогого ему труда — романа «Мастер и Маргарита», первая публикация которого состоялась в журнале «Москва» уже полвека назад. То, что автор свободно соединяет несоединимое: историю и фельетон, лирику и миф, быт и фантастику, — определяет особенность жанра книги.

 

В «Театральном романе» Булгаков рассказал о том, как появляются перед ним его герои: «Однажды я решил эту волшебную камеру описать». Писательская манера Булгакова обладает особым свойством захватить и удерживать внимание читателя силой удивительного проникновения в тайны, в сердцевину бытия героев, их судеб и характеров. Его писательская строка обладает необычайной легкостью, и при этом — большой смысловой емкостью.

 

Учителем своим называл Салтыкова-Щедрина, любимым автором — Гоголя, себя — «мистическим писателем».

 

Только в непрестанной работе, только в труде над очередной страницей видел писатель смысл своей жизни. И, конечно же, его очень волновала судьба его произведений. А писательская судьба складывалась до невозможного трудно.

 

Доходило до того, что Булгаков держал в ящике письменного стола револьвер, подумывая о самоубийстве.

 

Чувствуя себя на краю пропасти, в состоянии готовности к решительному шагу, он написал и разослал в семь адресов письмо «Правительству СССР». Булгаков решал свою судьбу.

 

Он протестовал против попыток клеветы на его гражданскую позицию, честно писал, что не принимает революционного развития истории, признавался, что его интересует «лучший» слой русского общества, которым он считал интеллигенцию. Ответом на его обращение стал известный телефонный звонок Сталина и последовавшая за этим работа во МХАТе им.А.П.Чехова.

 

Жизненному и творческому пути Михаила Булгакова и был посвящен вечер в Центральном Доме литераторов в Москве. В завершение вечера, продолжая важную для писателя тему, прозвучало стихотворение русского поэта-эмигранта, бывшего белого офицера Николая Туроверова в исполнении народного артиста России Валентина Клементьева:

 

Знаю, не будет иначе,

Всему свой черёд и пора.

Не вскрикнет никто, не заплачет,

Когда постучусь у двора.

Чужая на выгоне хата,

Бурьян на упавшем плетне,

Да отблеск степного заката,

Застывший в убогом окне.

И скажет негромко и сухо,

Что здесь мне нельзя ночевать

В лохмотьях босая старуха,

Меня не узнавшая мать.